«Дети смеялись над Шурой, а она улыбалась». Елена Кучеренко — как встретились взрослые одноклассники

0

Почему мы забываем о тех, кого когда-то обидели

Елена Кучеренко

Вадим Прищепа

6 марта, 2022

6 марта, 2022.

Елена Кучеренко

Вадим Прищепа

Почему мы забываем о тех, кого когда-то обидели


                        «Дети смеялись над Шурой, а она улыбалась». Елена Кучеренко — как встретились взрослые одноклассники

Я очень хочу научиться прощать. Не просто делать вид, что ничего не было, а в сердце — нет-нет, да и всплывает давняя обида. И жалеешь себя, но и радуешься, что ты такая хорошая, добрая, сказала же: «Бог простит!» Эта маленькая история, которую мне рассказали — о настоящем прощении. Таком, которого, наверное, и ждет от нас Христос.

«Как можно так жить?»

— …Я плакала тогда, а Шурка обнимала меня и успокаивала, — говорила мне Света. — Не я ее, а она меня, понимаешь?!

Светлана — прихожанка близлежащего храма. Но иногда бывает и у нас на службах. А недавно выяснилось, что мы обе с детства живем в этом районе и в одно время учились в соседних школах. Это Света меня узнала. Я ее совсем не помню. Но она не обижается.

Зато помню я Шурку. Как оказалось, она училась со Светланой в одном классе. Жила где-то недалеко от меня.

Шурку сложно было не запомнить. Она всегда сильно хромала, видимо, ДЦП, и у нее что-то было с одним глазом. Мне, советскому ребенку, тогда это казалось чем-то страшным, диким и немыслимым. Как вообще можно ТАК жить — с хромотой.

Кто знал, что через много лет у меня родится дочь с синдромом Дауна и это вывернет мне душу наизнанку.

Сейчас я с облегчением думаю — слава Богу, что мы с Шуркой очень мало общались и она не чувствовала такого моего к ней отношения. Да и вообще — к теме инвалидности.

Есть еще одна вещь, которую я запомнила. Однажды я видела, как Шурка смеялась. Тогда — в детстве.

Это было зимой. Я бежала на свои занятия по фигурному катанию, а она шла навстречу. 

Падал снег. И я вдруг увидела, как эта странная для меня девочка смотрела на снежинки. Она выставила ладонь, ловила их и смеялась.

Меня это очень поразило. Как она, такая, может еще чему-то радоваться и смеяться? Господи, стыдно-то как за себя!..

Сейчас прокручиваю в памяти наши редкие встречи и понимаю, что она всегда была какая-то легкая. С удивительно светлой улыбкой. Да, именно такое у нее было всегда лицо. 

— Свет, ведь это правда, что она всегда была радостная, добрая такая? Или я это сейчас себе додумываю? — спросила я в тот день мою собеседницу.

 — Да! Правда!

Дружный класс

Но я бы никогда и не вспомнила об этом человеке из моего детства, если бы не Светлана. А она все плакала и говорила, говорила…

Рассказывала мне, как недавно зашла к ним в тот другой храм хромающая женщина. Хотела заказать записки. Обычная история. А Света как раз помогала за свечным ящиком.

— Вот вам ручка, пишите, — сказала она. — Если нужно чем-то помочь — спрашивайте.

— Света, ты меня не помнишь? — раздался звонкий голос. — Как я рада тебя видеть!

— Шура?..

Когда-то они учились в одном классе.


                        «Дети смеялись над Шурой, а она улыбалась». Елена Кучеренко — как встретились взрослые одноклассники

Две женщины обнялись, потом сели в трапезной — благо пришла Светина сменщица. И говорили, говорили… Вспоминали свои школьные годы — так быстро и неумолимо ставшие далеким прошлым. Их класс — озорной, но дружный. Так его помнила Света.

— Здорово было, правда? — говорила Светлана Шуре. — Сейчас не так, сейчас все в телефонах и каждый сам по себе. А мы тогда — все вместе, да?

— Да, Светка, хорошо. Вместе, дружно, — улыбалась та. — А помнишь, как ты мне контрольную дала списать? Я так тебе была благодарна. Я бы «пару» получила точно. А как ты компот свой мне отдала?

Вспоминали строгую, с ног до головы «коммунистическую» учительницу по химии. Для нее слово «Бог» было как красная тряпка для быка. И все повторяла сакраментальное: «Космонавты летали и Его там не видели».

Удивлялись, что в храме встретились. Но что удивляться… Бог всех ведет к себе.

И, конечно, рассказывали о своей жизни сейчас. Светлана — о своей семье, о работе. Шура — о своей. Она вышла замуж за человека гораздо старше себя. Ребенка родила, хотя врачи были против. И все у нее отлично. Вот, к маме старенькой заехала в гости. Она так здесь и живет.

Договорились, что Шура еще скоро заедет в тот храм.

«А ты что, ничего не помнишь?»

Шура и заехала. Но до этого Светлана созвонилась еще с одной их бывшей одноклассницей, Ириной. Поделиться радостью — что встретила вот Шурку и как это здорово. Что прошлое вспомнили.

— Ир, а давай мы втроем пересечемся, хорошо же…

— Нет… Я не могу, не хочу, — помолчав, ответила та.

— Почему?

— Ты что, ничего не помнишь?

— А чего я должна помнить?..

После разговора с Ириной Светлана все вспомнила. Все, что почему-то ушло от нее. Осталось только счастливое детство.

Как пришла к ним в пятый класс худенькая хромающая девочка.

— Вот, дети, это наша новая ученица, — сказала классная руководительница.

И по партам прошел шепот: «Хромоножка…» И Светка с Иркой засмеялись.    

Как играли всем классом в пионербол. А Шурка сидела на лавочке. Она тоже хотела, но команды отказались ее принять. И сама Света была против. Она хорошо играла и любила побеждать. И Шурка просто сидела и смотрела. И улыбалась. Чему?..

Как договаривались всем классом пойти гулять. А Шурка стояла рядом и слушала. И ее никто не звал. Ее как будто вообще никто не видел. Не было ее!.. И гуляла она с такой же никому не нужной, тихой и забитой Любой.

Как танцевали все на школьной дискотеке. Парами, на «пионерском» расстоянии. А Шурка сидела. Понятно — никто из мальчишек не хотел танцевать с ней.

— Ты зачем пришла, посидеть? — спросила ее Светка.

Да, именно она и никто другой. Первая красавица в классе.

Она это вспомнила!    

— Так радостно же, — ответила та и улыбнулась.

Чему она улыбалась? За кого радовалась?

Как никто не хотел сидеть с Шуркой за партой. Засадили с ней Вовку-двоечника. Как будто в наказание.

Как на выпускном все обнимались, прощались, мечтали о будущем. Потом гуляли по городу. А Шурка пошла домой.

Нет, ее никто особо не обижал. Для них ее просто не было.    

Школьные годы были счастливыми. Хорошо было, дружно. Для Светланы. Это и отложилось у нее в памяти. Но память эта жестока и коварна. Она умеет ждать. И однажды все забытое проснется в душе и сердце. И захочется закрыть глаза и опять все забыть…

«Прости меня, Шура!»

После того разговора с Ирой у нее не было даже сил позвонить Шуре, договориться о запланированной встрече. Она ее боялась. И на ее звонки тоже не отвечала. Что она могла ей сказать:

— Прости, Шура, я совсем забыла, что это у меня все было хорошо и дружно, а не у тебя… Потому что это не меня травили, а тебя… И мне казалось, что все классно. А теперь, спустя столько лет, я все вспомнила и поняла.

«Да, хорошо было, дружно, — вспоминала она Шуркины слова тогда в храме. — Я так тебе благодарна…»

И Света надеялась, что они больше не увидятся. И все опять как-нибудь забудется и пойдет своим чередом. Человек слаб…


                        «Дети смеялись над Шурой, а она улыбалась». Елена Кучеренко — как встретились взрослые одноклассники

…Через неделю Шура пришла в храм сама. Света как раз была там, опять за свечным ящиком.

— Светка, ты почему на связь не выходишь? — взволнованно спросила она. — Я так переживала! Думала — что-то случилось!

Светлана смотрела на нее и не знала, что сказать. А потом само выдавилось: 

— Прости меня, Шура!

— За что?

Света пыталась объяснить, что она была глупым ребенком. И вообще — все давно забыла. И вот Ирка…

— Света, ты что? Я сама ничего не помню. Вот контрольную помню. Компот… Перестань! Все же хорошо!

Светлана плакала… Шура обняла ее и успокаивала:

— Все хорошо! Не плачь, ты чего? Знаешь… Приезжай в гости. Муж будет рад тебя видеть. И мама привет тебе передавала. И тоже зовет к себе.

Света собирается в гости к Шуре на следующей неделе. Договорились. А к ее маме у нее пока нет сил.

— Я все думаю, как я буду смотреть в глаза женщине, чей любимый ребенок был у нас изгоем. Знала ли она? Нет? Мысли путаются… Она будет рада меня видеть? Пока я не могу понять, как это возможно… Хотя, глядя на Шуру, светлую счастливую Шуру, которая видит вокруг только хорошее, я могу поверить, что так и есть.

Любить мир, который поставил тебя на обочину

Я слушала этот рассказ Светланы и все думала.

Я вспоминала Леху-дурака, над которым мы смеялись нашей дружной компанией. И он ходил один, со своей собакой… Сейчас я понимаю, что он был болен, а никакой не дурак.

Потом я встретила его у нас в храме. И готова была провалиться со стыда. А он смотрел на меня и радостно улыбался. И угощал конфетами моих детей. Он был рад мне, понимаете? Мне, которая когда-то кричала ему вслед: «Дурак!»…

Я вспоминала кубинку Анну-Марию, которая училась в нашей посольской школе в Греции. Девочку с ДЦП, с которой никто не дружил. И я тоже. А она нас любила и была нам всегда рада…

Я думаю об этой Шурке и вспоминаю, как удивлялась — как вообще она может жить вот такая и еще чему-то радоваться.

Я думаю о своей Маше с синдромом Дауна. Которая родилась четыре года назад и перевернула мою жизнь. И каленым железом отпечаталась в душе боль и Лехи, и Анны-Марии, и всех таких детей и их родителей. И захотелось изменить мир. Мир, который мне когда-то казался нормальным. Потому что нормально было у меня. И я ничего не помнила!

И я думаю о себе. С тоской, с горечью.

Я много пишу о любви. Что нужно жалеть, прощать, видеть в людях хорошее. А задень меня, копни, и поднимается внутри волна негодования: «Обидели! Меня!» И помню это годами. Даже если человек попросил прощения. Нет, я простила, конечно, но помню.


                        «Дети смеялись над Шурой, а она улыбалась». Елена Кучеренко — как встретились взрослые одноклассники

Думаю, как целуемся мы троекратно в Церкви на Прощеное Воскресение: «Бог простит! И я прощаю!» Ждем этого дня, когда положено просить прощения и прощать. И поэтому сделать так легко. Сложно в обычный день. Там не ритуал, там честность перед собой, другими и Богом.

И думаю, что вот человек — Шура. Который не просто умеет прощать по-настоящему. А даже не помнит и не видит зла. И улыбается миру, который для нее прекрасен. Мир, который когда-то поставил ее на обочину, но она этого даже не заметила. Она заметила, что Света поделилась с ней компотом. 

И я тоже хочу научиться так. Получится ли? Вряд ли. Это великий Божий дар избранных. Но это именно то, чего ждет от нас Христос! 

Помогите Правмиру

Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.

18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.

Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался.
Мы остаемся. Оставайтесь с нами!

ПОМОЧЬ
Источник

Оцените статью!
[Общее: 0 Средний: 0]
Наши партнеры:

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

девять − 7 =